Техно
Пятница, 19.01.2018, 23:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Иоахим Флорский
Иоахим Флорский - Психология человека - Психология - Каталог статей - Техно - интересное в науке и техникеГлавная Каталог статейРегистрацияИоахим Флорский - Психология человека - статьи о науке, психологии, техники и технологияхВходИоахим Флорский
Меню сайта

Категории каталога
Психология человека [47]
Психология взаимоотношений [5]
Новости
Наш опрос
Используете ли вы энергосберегающие технологии в повседневной жизни?
Всего ответов: 252
Главная » Статьи » Психология » Психология человека [ Добавить статью ]

Иоахим Флорский




Точных данных о дате рождения Иоахима Флорского нет. Исследователи на основании свидетельства «Хроники» Радульфа из Коггешалла, утверждавшего, что во время визита в Рим в 1196 г. ему «на вид было около 60 лет», заключают, что он родился около 1135 года. По сведениям, сообщаемым Мартире, Иоахим Флорский происходил из Челико близ Козенцы; его родителей звали Мавр и Гемма. Отец занимал должность табеллиона (нотариуса) при дворе архиепископа Козенцы и был довольно состоятелен.

В направленной против Иоахима Флорского проповеди цистерцианского аббата Гофрида из Осера содержится свидетельство, что его родители были иудеями. По словам Гофрида, Иоахим Флорский крестился во взрослом возрасте, при этом сохранил свое иудейское имя; Гофрид утверждал также, что Иоахим Флорский и его последователи скрывали его еврейское происхождение. Несмотря на то что Гофрид действительно мог быть лично знаком с Флорским, современные исследователи считают его свидетельство недостоверным и предполагают, что Иоахим Флорский происходил из христианской семьи и был крещен в детстве.

Благодаря довольно высокому общественному положению отца Иоахим Флорский получил достойное образование: он прошел начальный курс грамматики, выучил латынь и греческий, освоил основы юриспруденции. Завершив обучение, он пошел по стопам отца: служил у архиепископа Козенцы, затем стал нотариусом при дворе наместника Калабрии. Ок. 1166 г. Иоахим Флорский получил должность нотариуса при королевском дворе в Палермо, где он выполнял различные поручения канцлера и архиеп. Палермо Стефана дю Перша, который фактически являлся правителем Сицилийского королевства при малолетнем короле Вильгельме II Добром и регентше Маргарите Наваррской в 1166—1168 гг. Известно, что Иоахим Флорский вместе с другими нотариусами, Перегрином (позже епископ г. Умбриатико в Калабрии) и Санктором, входил в состав королевских посольств, которые отправлялись в г. Анкону, в Апулею и в район р. Крати. По сведениям, сообщаемым Мартире, во время последнего посольства Иоахим Флорский тяжело заболел; возможно, именно эта болезнь подвигла его задуматься о монашеском пути. Вскоре после возвращения в Палермо И. Ф. оставил королевский двор и отправился в паломничество в Святую землю.

Хотя в некоторых жизнеописаниях сообщается, что по пути в Иерусалим он посетил Константинополь, большинство современных исследователей считают более вероятной версию, в соответствии с которой Иоахим Флорский добирался в Иерусалим через Триполи. Именно в этом городе он твердо решил стать монахом: сменил свои одежды на белый монашеский балахон и продолжил путешествие босым, по обычаю монахов того времени; однако никаких сведений о его вступлении в это время в какой-либо монашеский орден нет. Одним из первых пунктов путешествия Иоахима Флорского по Святой земле была гора Фавор, где он получил мистическое откровение, касавшееся соотношения Ветхого и Нового Заветов. Далее Иоахим Флорский посетил Иерусалим и другие места, связанные с земной жизнью Иисуса Христа; увиденное им запустение, а также обилие всевозможных лжеучений и заблуждений, распространенных среди иудейского населения Святой земли, убедили его в том, что «Бог отринул эту землю от Своего Лица в гневе и негодовании».

После возвращения на Сицилию Иоахим Флорский поселился в греческой киновии, располагавшейся близ горы Этна, где провел Великий пост в монашеских подвигах: воздержании, молитве и бдении. Неизвестно, сколько времени Иоахим Флорский прожил в этой киновии, однако он решил оставить ее и переселиться на родину, в Калабрию. Здесь он поселился в небольшом монастыре, который находился в Гуарассано, располагавшемся к востоку от г. Козенца, в долине р. Крати. Иоахим Флорский жил в уединении и избегал посещать города Челико и Козенца, опасаясь быть узнанным кем-то из родных и знакомых. Однако один из паломников узнал его и сообщил об этом его отцу. В Житии приводится рассказ о встрече и беседе отца и сына. Увидев, что Иоахим Флорский живет в бедности и одиночестве, отец обратился к нему со словами укоризны: «Разве этого мы ждали от тебя, сын? Разве для этого я обучил тебя наукам и позаботился найти тебе место при королевском дворе?» На эти и подобные упреки Иоахим Флорский отвечал: «Ты отправил меня служить при королевском дворе, ныне же я служу Царю Небесному, и потому следует тебе еще более возрадоваться этому».

После встречи с отцом Иоахим Флорский покинул Гуарассано и направился в цистерцианский монастырь Самбучина, находившийся близ города Луцци. Однако он не стал здесь цистерцианским монахом, покинул монастырь и переселился в окрестности города Ренде, где вел отшельническую жизнь и проповедовал местным жителям. Вскоре он начал беспокоиться о том, что проповедует без архиерейского дозволения и не имея священного сана, поэтому решил отправиться к епископу города Катандзаро и просить у него рукоположения во пресвитера (был ли он рукоположен — неизвестно). На пути в Катандзаро и обратно Иоахим Флорский останавливался в монастыре Девы Марии в Кораццо, где беседовал с неким греческим монахом, который упрекал его в сокрытии пророческого дара и в том, что он зарывает в землю данный ему Богом талант. Возвратившись в Ренде, Иоахим Флорский недолго оставался здесь и переселился в Кораццо, где вступил в монастырь в качестве послушника. Вскоре после того, как Иоахим Флорский принес монашеские обеты, аббат монастыря Колумбан после некоего «скандала» вынужден был оставить должность и братия обители избрала новым аббатом Иоахима Флорского. Однако Иоахим Флорский не захотел принимать это избрание, поскольку стремился к уединенной жизни. Оставив монастырь в Кораццо, он поселился в монастыре Святой Троицы в Акри, но вскоре ушел из него, недовольный распущенной жизнью монахов этого монастыря. Иоахим Флорский намеревался вернуться в монастырь Самбучина, однако ему было в этом отказано, поскольку он принес монашеские обеты в другом монастыре и самовольно его покинул. Наконец, аббат монастыря Самбучина Симеон, приор этого же монастыря Иларий и архиепископ Козенцы Руф с другими священнослужителями уговорили Иоахима Флорского принять должность аббата.

В 1178 г. Иоахим Флорский был при дворе императора Вильгельма II в Палермо, куда пришел с целью закрепить право монастыря Кораццо на владение землей близ Тириоло. Никаких иных подробностей о его деятельности в качестве аббата монастыря Кораццо не известно, однако на основании ряда косвенных сведений Х. Грундманн предположил, что одной из основных забот Иоахима Флорского было включение монастыря в цистерцианский орден. Согласно уставу ордена, те монастыри, которые не были цистерцианскими с момента основания, могли входить в цистерцианский орден лишь в качестве дочерних по отношению к уже существующим цистерцианским обителям. Иоахим Флорский первоначально обратился с просьбой принять монастырь Кораццо в качестве дочернего по отношению к цистерцианскому монастырю Самбучина, однако получил отказ, поскольку его монастырь был слишком беден. Ему порекомендовали обратиться в более крупный цистерцианский монастырь Касамари (близ города Вероли); там он был благосклонно принят аббатом Геральдом и прожил довольно продолжительное время, однако ему не удалось добиться принятия монастыря Кораццо в число дочерних обителей. По-видимому, Кораццо был принят в цистерцианский орден лишь ок. 1188 г. в качестве дочернего аббатства монастыря Фоссанова.

Некоторые подробности о пребывании Иоахима Флорского в монастыре Касамари известны из сообщения архиепископа Луки, который в то время был монахом этой обители. Согласно Луке, Иоахим Флорский прибыл в монастырь «во второй год понтификата Луция III», то есть во второй половине 1182 г. или в 1183 г., и пробыл там около полутора лет. По свидетельству Луки, выполнявшего послушание нотария аббата монастыря Касамари, аббат Геральд, с любовью и уважением относившийся к Иоахиму Флорскому, обеспечил ему благоприятные условия для литературного творчества: предоставил в его распоряжение двоих писцов и Луку, которые должны были помогать при написании его сочинений. Сам Иоахим Флорский в прологе к «Десятиструнной псалтири» свидетельствует, что в Касамари он начал писать первую книгу этого сочинения, там же он работал над двумя другими главными сочинениями: «Толкованием на Апокалипсис» и «Книгой согласования Ветхого и Нового Заветов».

Хотя Иоахим Флорский и раньше писал небольшие трактаты, его интенсивная литературная деятельность началась именно в Касамари. По убеждению самого Иоахима, побудительным мотивом к ней послужило особое воздействие божественной благодати. Так, Иоахим Флорский свидетельствует, что в праздник Пасхи (предположительно в 1184 году) он размышлял над смыслом книги Иоанна Богослова Откровение (Апокалипсис), комментарий к которой в это время пытался написать. Посреди ночи, «в час, когда Христос восстал из мертвых», он благодаря внезапному озарению понял всю полноту таинственного содержания книги Откровение, а также полное «согласие» между Ветхим и Новым Заветами.

В праздник Пятидесятницы (по-видимому, также в 1184 году) в образе десятиструнной псалтири Иоахиму Флорскому было открыто истинное понимание христианского учения о Троице.

Именно с желанием Иоахима Флорского свободно излагать в сочинениях пророческие и богословские откровения, которые, по его убеждению, даровались ему Св. Духом, связано его посещение папской курии в 1184 г. Иоахим Флорский отправился к папе Луцию III (1181—1185), находившемуся в то время в г. Вероли, желая получить «дозволение писать о том, что он видел посредством откровения». Причиной этого может быть то, что в соответствии с уставом цистерцианского ордена никакой аббат, монах или послушник не мог ничего писать, если не получил на это дозволения генерального капитула ордена. То, что Иоахим обратился за таким дозволением не к генеральному капитулу, а к папе, объясняется тем, что в это время возглавляемый им монастырь Кораццо формально еще не был принят в цистерцианский орден, но при этом сам Иоахим Флорский стремился следовать цистерцианскому уставу. Существует предположение, что Иоахим Флорский хотел т. о. защититься от возможных обвинений в ереси, тем более вероятных, что в этот период он рассматривал в сочинениях учение о Троице и критически отзывался о ряде тринитарных концепций современных ему богословов.

Согласно Житию, в папской курии Иоахим Флорский произнес пророчество, касавшееся взятия Иерусалима сарацинами. Известно, что по просьбе папы Луция Иоахим Флорский предпринял толкование пророчества, найденного в бумагах скончавшегося незадолго до этого кард. Матфея из Анже; толкование сохранилось в виде трактата «De prophetia ignota» (О неизвестном пророчестве). Папа Луций удовлетворил просьбу и дозволил ему писать сочинения; подтверждением этого служит письмо папы Климента III (1187—1191), где говорится, что Иоахим Флорский начал писать «Толкование на Апокалипсис» и «Книгу согласования Ветхого и Нового Заветов» «по приказу и побуждению блаженной памяти папы Луция».

В 1185 г. святой вернулся в Калабрию; в следующем году он предпринял поездку в Верону, где встретился с новым папой Урбаном III, подтвердившим дозволение на литературную деятельность. После возращения в Кораццо Иоахим Флорский продолжил работу над сочинениями. По-видимому, тяготясь немалыми административными заботами, он большую часть времени проводил не в Кораццо, а в Пьетралата, уединенном месте на горном плато Ла-Сила. Здесь он жил с несколькими монахами (в число которых входили Лука (впоследствии архиепископ), бывший его секретарем, и Райнер Понцский), занимаясь богомыслием и молитвой, а также диктуя сочинения. По-видимому, именно здесь он завершил трактат «Десятиструнная псалтирь» и создал трактат о жизни и учении преподобного Венедикта Нурсийского. К этому времени Иоахим Флорский уже не считал цистерцианский монашеский путь идеальным и задумал создать собственный монашеский устав, более строгий, чем цистерцианский.

В 1188 г. в Риме Иоахим Флорский встретился с папой Климентом III; папа одобрил включение монастыря Кораццо в цистерцианский орден; подтвердил особой буллой данное его предшественниками Иоахиму Флорскому право писать богословские и экзегетические сочинения; освободил Иоахима Флорского от обязанностей аббата, чтобы тот мог целиком посвятить себя духовной жизни и литературной деятельности.

По возвращении из Рима Иоахим Флорский некоторое время жил в Пьетралате, однако вскоре стал искать на том же горном плато более подходящее для уединенной жизни место. Во время странствия по горам Иоахим Флорский со спутниками остановился на месте впадения р. Флос в р. Альбус (ныне р. Арво), которое располагалось между высокими горами. Здесь и было решено основать будущий Флорский монастырь. Поскольку высокогорная местность, избранная для монастыря, отличалась холодным климатом с сильными ветрами, Иоахим Флорский вернулся в Пьетралату и окончательно переселился на место будущего монастыря позднее, когда там было построено несколько хижин, приспособленных для жизни монахов.

Это переселение произошло незадолго до важного политического события, оказавшего влияние на основанный им монастырь: 18 ноября 1189 г. скончался король Сицилийского королевства Вильгельм II. Поскольку он не оставил преемника, началась борьба между придворными группировками. Наиболее сильной оказалась группировка, возглавляемая двоюродным братом почившего короля Танкредом ди Лечче, который был коронован 18 января 1190 г. Новый король отличался суровым нравом, составитель Жития именует его фараоном. Поскольку избранное для монастыря место располагалось на государственных землях, королевские чиновники по повелению Танкреда стали чинить препятствия монахам. Притеснения вынудили Иоахима Флорского отправиться к Танкреду; первоначально Танкред настаивал на переселении монахов; так, в качестве альтернативы монахам было предложено поселиться в заброшенном бенедиктинском монастыре, располагавшемся на том же горном плато, но значительно ниже. Иоахим Флорский отверг это предложение, сказав, что не должно быть «ничего общего у сынов света и сынов мира сего» и не следует «покидать возвышенное уединение, которого искал царь Давид, и, подобно Лоту, поселяться в Содоме». Наконец Танкред издал особый указ, в котором разрешал монахам пребывание на желаемом месте и, кроме того, повелел ежегодно снабжать их 50 мешками муки за счет королевской казны.

Зиму 1190/91 гг. возглавлявшие 3-й крестовый поход английский король Ричард I Львиное Сердце (1189—1199) и французский король Филипп II Август (1180—1223) на пути к Святой земле решили провести зиму на Сицилии. Ричард, услышав, что в Калабрии есть некий благочестивый муж по имени Иоахим, имеющий пророческий дух и предсказывающий людям будущее, послал за ним и выслушал пророчество. Иоахим Флорский предсказал, что султан Салах-ад-Дин погибнет через семь лет после взятия им Иерусалима в 1187 г. (Саладин умер в 1193-м), а поход Ричарда будет весьма успешным: «Господь даст тебе победу над Его неприятелями и прославит имя твое превыше всех князей земных». Поскольку в действительности поход Ричарда был малоуспешным и не привел к освобождению Иерусалима, в более поздних хрониках встречается другой вариант пророчества: Иоахим Флорский якобы предсказал, что участники похода смогут «переправиться через море (то есть переплыть Средиземное море и достичь берегов Палестины), однако либо мало преуспеют, либо вовсе не преуспеют, поскольку не настало еще время, когда освобожден будет Иерусалим и заморское царство».

В беседе с королем по его просьбе Иоахим Флорский предложил толкование 12-й главы кн. Откровение Иоанна Богослова: «Жена, облеченная в солнце» обозначает Церковь; упоминаемый далее «большой красный дракон» есть символ диавола, его семь голов указывают на бесконечное число его слуг в этом мире, поскольку число 7 символизирует бесконечность. Вместе с тем семь голов — это «семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел», т. е. семь главных гонителей христианства: «Ирод, Нерон, Констанций, Магомет, Мельсемут, Саладин, Антихрист». Отвечая на вопросы о времени прихода антихриста, Иоахим Флорский заявил, что тот уже рожден, но не где-то в «Вавилонии или Антиохии», как считалось, а в Риме, где ему предстоит «занять апостольский престол», т. е. стать папой. Это пророчество пришлось по душе королю, который тут же заявил, что правящий папа Климент III, которого он ненавидел, и есть антихрист; однако Иоахим Флорский, по-видимому, не поддержал такое толкование. Высказанное Иоахимом Флорским толкование возмутило присутствовавших на встрече английских епископов и священников, которые сочли его не согласующимся с традиционным церковным учением.

Еще одним важным событием 1191 г. была первая встреча Иоахима Флорского с будущим королем Сицилии Генрихом VI, который в это время безуспешно осаждал Неаполь и в гневе предоставил войскам свободу притеснять и грабить жителей Италии, в т. ч. и монахов, а также разорять мелкие города и монастыри. Иоахим Флорский смело обратился к нему с требованием прекратить притеснения христианского народа. Увидев, что Генрих не только жестокий воин, но и мудрый правитель, Иоахим Флорский произнес пророчество, в котором истолковал слова Книги пророка Иезекииля о Тирском царстве: следующая попытка Генриха получить сицилийскую корону завершится успехом, он получит царство без борьбы, «как Вавилонский царь ниспроверг Тир и царя его». Вскоре Генрих вынужден был снять осаду и отправиться в Германию; он вернулся в Италию в январе 1194 года. В феврале этого же года Танкред скончался; Генрих без особых препятствий завладел Палермо, где 25 декабря был коронован. Многих сподвижников Танкреда Генрих подверг жестокой казни; в это время буквально исполнилось пророчество Иезекииля, которое приводил И. Ф.: «Копытами коней своих он истопчет все улицы твои, народ твой побьет мечом и памятники могущества твоего повергнет на землю. И разграбят богатство твое, и расхитят товары твои, и разрушат стены твои, и разобьют красивые домы твои, и камни твои, и дерева твои». Когда Генрих прибыл в Калабрию и встретился с Иоахимом Флорским, он вспомнил его пророчество и сказал: «Вот аббат Иоахим, который задолго до свершения этого предсказал нам все то благое, что мы ныне видим». Благодаря своему предсказанию Иоахим Флорский пользовался особым благоволением короля; он неизменно ходатайствовал перед королем за притесняемых и бедных. Король даровал особые привилегии Флорскому монастырю, повелев выплачивать ежегодно крупную сумму на его содержание.

О последующих годах жизни Иоахима известно немного: сохранившийся фрагмент его Жития заканчивается воцарением Генриха. Видимо, в начале 90-х гг. XII в. Иоахим Флорский еще не порвал отношения с цистерцианским орденом. Более того, администрация ордена считала его самовольно оставившим монастырь и потому подлежащим наказанию: известно, что осенью 1192 г. он был вызван на генеральный капитул ордена, однако не явился на него; это дало формальные основания считать его «беглым» цистерцианцем. Однако уже в 1194 г. кор. Генрих VI в письме к нему называл его «Флорским аббатом»; окончательно подтверждение нового статуса произошло в 1196 г., когда он посетил Рим и представил устав нового флорского ордена папе Целестину III. Устав был одобрен папой в особой булле).

Возможно, во время этого визита в Рим состоялась беседа Иоахима Флорского с аббатом Адамом Персенским. Адам спросил Иоахима Флорского, основываются ли его пророчества на особом откровении, данном ему Богом; Иоахим Флорский ответил, что не получал никакого особого или нового откровения, но получил лишь дар верного понимания и истолкования таинственного смысла Священного Писания. На вопрос об антихристе Иоахим Флорский дал тот же ответ, который ранее давал королю Ричарду. Иоахим Флорский также предсказывал, что у папы Иннокентия III не будет преемника, а сам Иоахим Флорский, если не умрет преждевременно, доживет до воцарения антихриста.

В последние годы жизни Иоахим Флорский значительное время уделял распространению флорского ордена, основанию новых монашеских общин и монастырей, однако не оставлял и писательских трудов, перерабатывая свои сочинения и создавая новые. Своеобразный итог своей литературной деятельности он подвел в «Завещании», написанном в 1200 году. Здесь он перечисляет свои главные сочинения и напоминает о том, что они создавались по побуждению и благословению нескольких пап. Иоахим Флорский просит своих собратьев после его кончины не распространять никакие его сочинения до представления их с целью одобрения и исправления «апостольскому престолу».

Известно, что в 1198 г. Иоахим Флорский был в Мессине у вдовы короля Генриха королевы Констанции, от которой получил подтверждение прежних привилегий для своего монастыря. Королева также взяла под свое покровительство три новых монастыря, основанных Иоахимом Флорским. После смерти королевы Иоахим Флорский вновь посетил королевский двор в Палермо; от имени малолетнего Фридриха II канцлер Гвальтер Палеарийский даровал ему землю близ истока р. Арво для строительства гостиницы, в которой могли бы останавливаться паломники, а также жить флорские монахи в период зимней непогоды. В том же году кардинал Ченчо Савелли (впоследствии папа Гонорий III), папский легат в Калабрии, разрешил построить на предоставленной земле не только гостиницу, но и аббатство. Всего к 1202 г. Иоахим Флорский основал около 10 монастырей. Из-за строительства новых монастырей и основания монашеских общин Иоахим Флорский постоянно был в разъездах по Калабрии; во время одной из таких поездок он скончался. Дата кончины Иоахима Флорского известна благодаря свидетельству архиепископа Луки, который в воспоминаниях замечает, что Иоахим Флорский скончался в субботу 3-й седмицы Великого поста, усматривая в этом свидетельство особого значения Иоахима Флорского как аскета и пустынножителя.

Иоахим Флорский был погребен в том же монастыре, где скончался; лишь в 1240 г. его останки были перенесены в Флорское аббатство и положены в специально сооруженной крипте монастырской церкви. В XVI—XVII вв. останки несколько раз переносились в различные места церкви; в настоящее время место их первоначального погребения в крипте обозначено высеченным двустишием из «Божественной комедии» Данте Алигьери: «Калабрийский аббат Иоахим / Наделенный пророческим духом», однако достоверно неизвестно, находятся ли останки в крипте.

Последователи Иоахима Флорского пытались инициировать процесс засвидетельстования его чудес и беатификации, однако поддержки церковной администрации не получили. Иоахим Флорский почитался как блаженный по меньшей мере монахами своего ордена.

Флорский

Похожие материалы:

© Все права защищены. Любое использование материалов с этого сайта только с письменного разрешения и с использованием работающей гиперссылки на сайт NewsTex - новости технологий и науки

Категория: Психология человека | Добавил: newstex (19.12.2017)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Форма входа

Новости техники и науки
Поиск
Друзья сайта
Rambler's Top100

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018
Сайт управляется системой uCoz