Техно
Среда, 22.11.2017, 06:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Вещий монах Авель
Вещий монах Авель - История - О людях, развивающих науку - Каталог статей - Техно - интересное в науке и техникеГлавная Каталог статейРегистрацияВещий монах Авель - История - статьи о науке, психологии, техники и технологияхВходВещий монах Авель
Меню сайта

Категории каталога
История [5]
Новости
Наш опрос
Используете ли вы энергосберегающие технологии в повседневной жизни?
Всего ответов: 250
Главная » Статьи » О людях, развивающих науку » История [ Добавить статью ]

Вещий монах Авель




Наследник Аввакума

Монах Авель, прозванный в народе Вещим, был одним из самых знаменитых предсказателей России. Ему было дано знать об исторических событиях и судьбах российских правителей так ясно, как будто он все видел сквозь времена и немыслимые потрясения. Он и до сих пор остается личностью загадочной и не до конца оцененной. И это несмотря на то, что о вещем монахе написано множество воспоминаний, да и сам он оставил после себя труд под дерзким названием «Житие и страдание отца и монаха Авеля».

Дерзость состояла в том, что обычно «жития» пишут о святых — значит, монах как бы сам приравнивал себя к святым. Здесь надо вспомнить, что первым свою биографию-бытописание назвать житием решился мятежный и неистовый протопоп Аввакум (ХVII век). Но он сознательно шел против реформ московского патриарха Никона и тем самым противопоставил себя Церкви. Авель же никому не противостоял, более того, всегда оставался глубоко воцерковленным человеком.

Объединяли же протопопа и монаха-предсказателя твердая уверенность в своем предназначении и готовность следовать до конца по пути, определенному свыше, принимая муки и лишения. Аввакум — посылая мучителям проклятия и громовые анафемы, Авель — безропотно и терпеливо. Но оба ни на шаг, ни на слово не отступились от своих пророчеств. А за это приходится расплачиваться во все времена. Не случайно же появилось это словосочетание — «житие и страдание». Пророчества Авеля касались немалого отрезка русской истории — от правления Екатерины Великой до Николая II. А возможно, и далее. По некоторым утверждениям — «до самого конца».

В словаре биографий Брокгауза и Эфрона об Авеле говорится так: «Монах-предсказатель родился в 1757 году. Происхождения крестьянского. За свои предсказания дней и часов смерти Екатерины II и Павла I, нашествия французов и сожжения Москвы многократно попадал в тюрьмы, а всего провел в заключении около двадцати лет. По приказанию императора Николая I Авель был заточен в Спасо-Ефимьевский монастырь, где и умер в 1841 году».

А вот что писал о себе сам Авель в упомянутом «Житии»: «Сей отец Авель родился в северных странах, в Московских пределах, в Тульской губернии, Алексеевской округи, Соломенской волости, деревне Акулово, в лето от Адама семь тысяч и двести шестьдесят и пять годов, а от Бога Слова в одна тысяча и семьсот пятьдесят и семь годов [1757]. Зачатие ему было и основание месяца июня и месяца сентября в пятое число; а изображение ему и рождение месяца декабря и марта в самое равноденствие: и дано имя ему, якоже и всем человекам, марта седьмаго числа. Жизни отцу Авелю от Бога положено восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновится, и душа его изобразится, яко Ангел и яко Архангел». «…В семье хлебопашца и коновала Василия и жены его Ксении родился сын — Василий, один из девятерых детей».

Даты рождения указаны самим Авелем по юлианскому календарю. По григорианскому — он родился 18 марта, почти «в самое равноденствие». Дату своей смерти он предсказал практически точно — умер провидец 29 ноября 1841 года, прожив восемьдесят четыре года и восемь месяцев.

Отец Авель, а в миру Василий Васильев был одним из девятерых детей в крестьянской семье. Парню хватало работы в хозяйстве, поэтому родители сочли, что грамота ему ни к чему. И лишь когда Василию пришлось заниматься плотницким делом в Кременчуге и Херсоне, он занялся самообразованием. В 1774 году родители против воли женили сына на девице Анастасии. Любви между супругами не было, и молодой глава семьи старался как можно реже появляться дома.

Василий перенес тяжелую болезнь, во время которой с ним произошло что-то необычное: то ли было видение, то ли он дал обет в случае выздоровления посвятить себя служению Богу, но, чудом выздоровев, он обращается к родителям с просьбой благословить его на уход в монастырь.

Однако престарелые родители кормильца отпустить не пожелали и благословения своего не дали. Но Василий уже не принадлежал себе, и в 1785 году тайно ушел из деревни, оставив жену и троих детей. Пешком добрался до Петербурга, упал в ноги своему барину — действительному камергеру князю Льву Александровичу Нарышкину, служившему обер-шталмейстером при дворе самой государыни Екатерины II. Какими словами увещевал беглый крепостной своего господина, неведомо, но вольную он все же получил, а получив, перекрестился и отправился в путь одиноким скитальцем.

От Адама к Авелю

Будущий предсказатель прошел пешком по Руси, пока не добрался до Валаамского монастыря. Там он принял постриг и нарекся именем Адам. Прожив год в монастыре, новоиспеченный монах взял от игумена благословение и «отыде в пустыню». Несколько лет жил в одиночестве, борясь с искушениями и всяческими соблазнами.

Первое видение случилось у отца Адама в марте 1787 года. Тогда два ангела вознесли его и сказали: «Буди ты новый Адам и напиши, как видел еси; и скажи, как слышал еси. Но не всем скажи и не всем напиши, а токмо избранным моим и токмо святым моим; тем напиши, которые могут вместить наши словеса и наши наказания. Тем и скажи и напиши». А в ночь на 1 ноября 1787 года было ему еще одно «дивное видение и предивное», длившееся «не меньше тридесяти часов». Поведал ему Господь о тайнах будущего, велев донести предсказания эти народу: «Господь же… рече к нему, сказывая ему тайная и безвестная, и что будет ему, и что будет всему миру».

Тогда же, по более позднему рассказу Авеля, он «был вознесен на Небо», где увидел две книги, содержание которых впоследствии пересказывал в своих писаниях. Кроме того, начиная с марта 1787 года он стал слышать некий указующий «глас», который повелевал ему, что надо делать и говорить: «И от того время отец Авель стал вся познавать и вся разуметь и пророчествовать. Тогда покинул он пустынь и монастырь и пошел странником по земле православной». Так начал вещий монах Авель путь пророка и предсказателя.

Несмотря на множество испытаний, божий человек Адам послушно выполнял все указания «гласа» на протяжении многих десятилетий. По-видимому, провидец получал как образную (визуальную), так и звуковую (словесную) информацию — оба эти способа известны с библейских времен. Это видно также из высказываний самого монаха, ссылавшегося на библейских пророков, подобно которым он был «вознесен», слышал или видел будущее.

Девять лет ходил Адам по разным монастырям и пýстыням, пока не остановился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии. Там, в крохотной монастырской келье, написал он первую пророческую книгу, в которой предсказал, что царствующая императрица скончается через восемь месяцев. Дословно это звучало так: «Когда был в пустыни Валаамской, во едино время был ему из воздуха глас, яко боговидцу Моисею пророку и якобы изречено ему тако: иди и скажи северной царице Екатерине Алексеевне всю правду, еже аз тебе заповедаю…»

«Крамольная» книга

Движимый духом и видениями, монах решил показать свою книгу епископу Костромскому и Галицкому Павлу. Епископ прочитал и, ужаснувшись прочитанному, вложил свое негодование в выражения, которые в подлиннике до нас не дошли — видимо, никто такое количество бранных слов записать не решился. После недолгой вспышки гнева епископ Павел посоветовал провидцу забыть о написанном и возвращаться в монастырь — грехи замаливать, а перед тем указать на того, кто научил его этим недостойным делам.

Однако Адам твердо сказал епископу, что книгу свою писал сам из видения, ибо, будучи в Валааме, «пришед к заутрени в церковь, равно как бы апостол Павел восхищен был на небо и там видел две книги и что видел, то самое и писал…».

Епископ чуть не задохнулся от такого святотатства: надо же, «пророк сиволапый» был «восхищен» на Небо и — о ужас! — сравнил себя с апостолом! Не решившись просто уничтожить книгу, в которой были «различные царские секреты», епископ накричал на монаха: «Сия книга написана смертною казнью!» Но и это не образумило упрямца. Вздохнул епископ, чертыхнулся сгоряча, перекрестился и вспомнил об указе от 19 октября 1762 года, который за подобные писания предусматривал расстриг из монахов и заключение под стражу.

Однако, поразмыслив, епископ вдруг извлек из памяти древнее выражение «темна вода во облацех» — кто его знает, этого пророка. Вдруг и впрямь что-то тайное ему известно, все же пророчествовал не о ком-то, о самой императрице. Поскольку епископ Костромской и Галицкий ответственности не любил, он с облегчением отправил упрямого пророка к губернатору.

Встречи «в верхах»

Губернатор, ознакомившись с книгой, не любезничал с автором, а посадил для начала в острог. Оттуда несчастного монаха под строгим караулом, чтобы по дороге предсказаниями бредовыми людей не смущал, доставили в Петербург. Однако в столице нашлись люди, всерьез заинтересовавшиеся предсказаниями. В Тайной экспедиции старательно записывали все сказанное монахом в протоколы допросов. Во время дознания следователем Александром Макаровым простодушный Адам ни от одного своего слова не отказался, утверждая, что мучился совестью девять лет, с 1787 года, со дня видения. Он желал и боялся «об оном гласе сказать Ея Величеству». Тогда в Бабаевском монастыре он и записал свои видения.

Если бы не царская судьба, скорее всего, забили бы провидца до смерти или сгноили в глухих монастырях. Но поскольку пророчество касалось высочайшей особы, то суть дела незамедлительно доложили генерал-прокурору графу Александру Самойлову. Насколько важно было все, касавшееся коронованных особ, можно судить по тому, как граф отнесся к «делу монаха». Он лично прибыл в Тайную экспедицию, долго беседовал с провидцем, больше склоняясь к тому, что перед ним обычный юродивый. Разумеется, беседовал с Адамом «на высоких тонах», ударил по лицу, кричал: «Как ты, злая глава, смел писать такие слова на земного бога?» Тот стоял на своем и только твердил, утирая разбитый нос: «Меня научил секреты составлять Бог!»

После некоторых сомнений решили все же доложить о предсказателе царице. Екатерине II, услышавшей дату собственной кончины, стало дурно, что, впрочем, в данной ситуации неудивительно. Поначалу она «за сие дерзновение и буйственность» хотела казнить монаха, как и предусматривалось законом. Но все же решила проявить великодушие. Указом от 17 марта 1796 го­да «Ея Императорское Величество… указать соизволила оного Василия Васильева… посадить в Шлиссельбургскую крепость, а вышесказанные писанные им бумаги запечатать печатью генерал-прокурора, хранить в Тайной экспедиции».

Более полугода пробыл Авель в сырых шлиссельбургских казематах. Там он узнал потрясшую Россию новость, о которой ему давно было ведомо: 6 ноября 1796 года, в 9 часов утра, скоропостижно скончалась императрица Екатерина II. Скончалась в точности — день в день — согласно предсказанию вещего монаха.

Авель

Похожие материалы:

© Все права защищены. Любое использование материалов с этого сайта только с письменного разрешения и с использованием работающей гиперссылки на сайт NewsTex - новости технологий и науки

Категория: История | Добавил: newstex (12.11.2017)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Форма входа

Новости техники и науки
Поиск
Друзья сайта
Rambler's Top100

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz