Техно
Вторник, 21.08.2018, 16:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Трагедия на Ладоге
Трагедия на Ладоге - История - Гипотезы - Каталог статей - Техно - интересное в науке и техникеГлавная Каталог статейРегистрацияТрагедия на Ладоге - История - статьи о науке, психологии, техники и технологияхВходТрагедия на Ладоге
Меню сайта

Категории каталога
Космос [12]
Земля [17]
История [29]
Непознанное [144]
Человек [29]
Новости
Наш опрос
Какие средства связи Вы используете
Всего ответов: 277
Главная » Статьи » Гипотезы » История [ Добавить статью ]

Трагедия на Ладоге





По своей масштабности трагедия на Ладоге может сравниться с крупнейшими морскими катастрофами. Тогда в результате драматических событий погибло более тысячи человек.

Случилась это осенью 1941 года, когда фашистские войска сомкнули кольцо вокруг Ленинграда по суше. В этих условиях делалось все возможное, чтобы через озеро Ладога эвакуировать из осажденного города как можно больше людей.

Шестнадцатого сентября 1941 года отправились в путь эшелоны с уже успевшими повоевать слушателями военно-морских училищ Ленинграда, из которых, по приказу Клима Ворошилова, организовали новый особый курсантский батальон.

Первый эшелон с Финляндского вокзала прибыл на станцию «Ладожское озеро» днем. Местом погрузки курсантов был выбран прибрежный лес вблизи порта Осиновец.

Вечером того же дня было приказано погрузить курсантов. Плавсредство — баржа № 725 — было специально предназначено для перевозки особого батальона. Однако к тому моменту баржа оказалась уже на одну треть загружена другими пассажирами. В результате, по разным данным, на барже разместилось от 1200 до 1500 человек, которые намеревались пересечь озеро с запада на восток, до порта Новая Ладога. Были среди грузов даже автомобили.

Стояла относительно ясная погода. Легкие порывы ветра и волны не вызывали у людей серьезных опасений. И все же капитану буксира «Орел» Ивану Дмитриевичу Ерофееву было не по себе. Он неоднократно ходил по Ладоге и отлично знал коварство осенней погоды в этой местности. Ерофеев высказал свои сомнения по поводу буксировки баржи в условиях приближавшегося шторма.

Но начальство своего решения не отменило.

Итак, в ночь на 17 сентября 1941 года баржа отправилась в свой последний рейс.

Трюм не освещался. Только изредка вспыхивали и сразу гасли спички, когда кто-то искал место для ночлега. В конце концов все устроились и все вокруг смолкло.

Ветер стал крепчать, волнение на море постепенно усилилось. Началась качка.

Вдруг корпус баржи страшно заскрипел. Затем все услышали шум льющейся воды. При свете спичек люди обнаружили огромную трещину в обшивке борта и попытались заткнуть течь вещами. Но безуспешно: не было ни надежного крепежного материала, ни инструментов.

Старая баржа была не способна долго выдерживать мощные удары огромных волн. Спустя какое-то время в средней части корпуса раздался страшный треск, обшивка лопнула, и через огромную пробоину вода стала быстро заполнять трюм.

Людей охватила ужасная паника. Все ринулись к выходным люкам, но центральный оказался закрытым на запор с палубы.

Отчаявшиеся пассажиры разыскали топор и принялись рубить люк снизу. Однако на палубе у люка встал лейтенант Сазонов и приказал всем оставаться в трюме и наверх не выходить.

Тогда люди от охраняемого лейтенантом люка устремились к другому, кормовому, через который на тот момент многие уже успели выйти наверх. Не зная о том, что рядом постоянно проносится огромный тяжелый румпель, некоторые, выскочив наверх, попадали под его страшный удар — и тогда человек либо валился на сходни, либо его просто сметало за борт.

В итоге центральный люк все-таки открыли, и пассажиры стали выходить из трюма гораздо быстрее и организованнее. Сначала наверх вывели женщин и детей.

Ладога неистово бушевала. Однако люди вели себя довольно спокойно: старались держаться группами, разговаривали, даже шутили. Тем временем самое страшное было еще впереди.

Баржа медленно оседала все глубже. Надо было каким-то образом поддерживать плавучесть судна. Капитан-лейтенант Боков, полковой комиссар Макшанчиков и группа курсантов с помощью ведер и ручной помпы пытались откачать воду из трюма. Делали они это быстро, однако с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм еще больше. По приказу за борт были сброшены автомашины, и на какое-то время показалось, что баржа немного поднялась и стала гораздо легче всходить на волну.

Но передышка оказалась недолгой. Стихия продолжала бушевать. Через палубу перекатывались огромные волны, которые то и дело смывали за борт людей.

Известный среди курсантов пловец К. Кутузов попытался добраться до берега вплавь, но погиб. Такая же участь постигла еще нескольких пловцов: людей накрывало волной, медленно затягивало под баржу, другие погибали от переохлаждения.

На горизонте показалась канонерская лодка. Какой-то офицер залез на крышу рубки и стал размахивать белой простыней, подавая ей сигналы. Но, увы, огромные волны, пасмурный предутренний свет делали полузатопленную баржу едва заметной. Для привлечения внимания спасателей принялись стрелять из винтовок, но этот шум тонул в грохоте разбушевавшейся стихии. Канонерская лодка прошла мимо баржи, не заметив ее. Бурное ликование терпящих бедствие сменилось ужасом.

На тот момент лейтенант Емельянов понял, что не сможет спасти свою семью. Он представил себе гибель двухлетней дочки и жены, жизнь без которых была бессмысленной. Тогда Емельянинов сам решил прекратить бесполезные, по его мнению, мученья семьи. Он сообщил об этом военкому Макшанчикову и, не дождавшись ответа, выстрелил в дочь, затем в жену и в себя. Ему никто не препятствовал. Вскоре тела погибшей семьи поглотила бушующая пучина.

К тому времени баржа осела так, что ее палуба оказалась на уровне воды. «Орел», прибывший для буксировки терпящей бедствие баржи, ничем помочь ей не мог. Был отдан буксирный трос, и «Орел» стал маневрировать вокруг баржи, постоянно передавая сигналы SOS.

Однако на них быстрее среагировали фашистские самолеты — сначала разведчики, а потом истребители-бомбардировщики. Морские волны стали перемешиваться с ударными волнами от разрывов бомб. Палубу осыпал ливень пулеметного огня.

По самолетам начали стрелять из винтовок, однако оружия не хватало, а рассчитывать на эффективность такого огня и вовсе не приходилось. И в течение следующего дня фашистская авиация еще не раз «утюжила» район бедствия.

Отбомбившись, немецкие самолеты улетели. Казалось, наступила передышка, но стихия бушевала все сильнее. Баржа уже настолько низко осела, что волны без труда прокатывались над палубой, унося людей в бездну целыми группами. Пожалуй, самым безопасным местом, куда не так проникала вода, являлась шкиперская рубка. Поэтому мужчины стали собирать в ней промерзших женщин, детей и подростков.

Необходимо было осмотреться, чтобы понять, где буксир, не подходят ли корабли.

Свидетель катастрофы баржи № 725 Владимир Солонцов, в то время курсант Высшего военно-морского гидрографического училища в Ленинграде, впоследствии рассказывал:

«Я был одним из лучших гимнастов училища, поэтому решил, что смогу забраться на крышу рубки, рискуя меньше, чем другие. На случай если смоет, я разделся, оставшись в тельняшке и кальсонах, и вскарабкался на рубку. Оттуда обстановка казалась еще ужаснее. Впереди возвышался размытый силуэт „Орла“. Черные тучи нависали настолько низко, что, казалось, невысокая мачта баржи протыкает их в клочья. Высокие волны шли длинными валами, одна за другой. Было заметно, как тупой нос баржи медленно карабкался на гребень вала, разбивал его верхушку, а затем круто падал вниз.

Вдруг очередная накатившаяся волна непонятной трехгранной формы тараном ударила по стенкам рубки. Оставшиеся на палубе люди закричали от ужаса. Находясь на крыше, я не сразу понял, что этот водяной вал сорвал рубку с палубы и вынес ее за борт. Сначала я поразился тому, что рубка просто плывет среди волн, затем вдруг вспомнил, что внутри женщины с детьми, и в душе что-то надломилось.

Никто не мог даже предположить этого варианта. Рубка быстро шла под воду почти без крена. Истошно кричали оставшиеся на палубе люди. А в рубке стояла тишина — женщины и дети, скорее всего, в первый момент даже не осознали случившегося. Рубка ушла на дно меньше чем за минуту.

Это были самые страшные мгновенья в моей жизни. Я — сильный мужчина — стоял на уходившей под воду рубке и ничего не мог сделать для спасения людей. Когда вода дошла до пояса, я оттолкнулся и стал плыть в сторону „Орла”. Мне повезло добраться до буксира. Матрос бросил мне веревку и помог подняться на палубу. Я присоединился к спасателям».

Спасательные действия „Орла” начались только на рассвете. Капитан буксира Ерофеев рисковал судном и экипажем, однако сделал все от него зависящее, чтобы спасти погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей.

Когда стало очевидно, что баржа еще может продержаться на плаву, было принято решение спасать людей из воды. Однако осуществить это в условиях сильнейшего — десятибалльного! — шторма было нелегко.

Курсанты Ситкин и Вдовенков вспоминали, как их хлипкий плотик волной прижало к борту буксира на уровень с палубой и они просто спрыгнули на нее. Спустя какое-то время к «Орлу» подплыла женщина. На ней было лишь нижнее белье, а шел уже четвертый час после начала катастрофы, ей бросили веревку, и она сама поднялась на борт.

Это были единичные счастливые случаи спасения. Большинство людей были обессилены и парализованы холодом. Так один офицер смог добраться до буксира, но сил схватить круг у него не осталось. Мужчину затянуло под корму.

«Орел» постоянно маневрировал вокруг баржи, подбирая людей, когда случился, пожалуй, самый страшный эпизод этой трагедии. Ударами гигантских волн средняя часть палубы баржи с еще находившимися на ней сотнями людей была оторвана от корпуса и смыта за борт. Бушующая стихия в мгновение ока раскрошила ее на мелкие части, все люди погибли.

«Орел» продолжал свою работу. Более пяти часов буксир подбирал тонущих, и сам уже глубоко осел под тяжестью. Он оказался малым судном для спасения такого количества потерпевших, а вокруг находилось еще много погибающих людей, которых он не мог принять на борт.

Тогда контр-адмирал Заостровцев, командующий «Орлом», потребовал от командира канонерской лодки «Селемджа» оказать немедленную помощь. Оставив для «Селемджи» последнюю группу людей на терпящей бедствие барже, «Орел» взял курс на Новую Ладогу. Он спас 216 человек!

К концу трагедии баржа была практически полностью притоплена, и лишь нос с кормой чуть выступали из воды.

Подошедшему судну «Селемдже» удалось спасти еще двадцать четыре человека.

Достоверно неизвестно, сколько пассажиров находилось на барже, поэтому точное число погибших в катастрофе не знает никто. Лишь по составленным спискам военно-морских училищ, Военно-морской медицинской академии и Гидрографического управления погибли 685 человек. Жертвами трагедии также стали все дети, ученики ремесленного училища, члены семей офицеров, вольнонаемные работники Артиллерийского и Технического управлений ВМФ и другие. Погиб взвод курсантов Ленинградского Военно-инженерного училища им. А. А. Жданова.

Даже если предположить, что на барже находилось тысяча двести человек, то погибло около тысячи. Но число жертв, возможно, было и больше, поскольку, по другим данным, баржа везла полторы тысячи пассажиров.

Ладога

Похожие материалы:

© Все права защищены. Любое использование материалов с этого сайта только с письменного разрешения и с использованием работающей гиперссылки на сайт NewsTex - новости технологий и науки

Категория: История | Добавил: newstex (19.07.2018)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:


Форма входа

Новости техники и науки
Поиск
Друзья сайта
Rambler's Top100

Загадка:
создать левитирующую машину

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2018
Сайт управляется системой uCoz