Техно
Воскресенье, 19.11.2017, 15:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Затонувшие корабли: «Адмирал Нахимов»
Затонувшие корабли: «Адмирал Нахимов» - История техники - История науки и техники - Каталог статей - Техно - интересное в науке и техникеГлавная Каталог статейРегистрацияЗатонувшие корабли: «Адмирал Нахимов» - История техники - статьи о науке, психологии, техники и технологияхВходЗатонувшие корабли: «Адмирал Нахимов»
Меню сайта

Категории каталога
История науки [6]
История техники [18]
Новости
Наш опрос
Используете ли вы энергосберегающие технологии в повседневной жизни?
Всего ответов: 250
Главная » Статьи » История науки и техники » История техники [ Добавить статью ]

Затонувшие корабли: «Адмирал Нахимов»





В течение 29 лет самый знаменитый советский лайнер совершал морские прогулки и круизные рейсы по Крыму и Кавказу. Попасть на его борт было заветной мечтой каждого, кто собирался в отпуск, — и простых людей, и звезд кино и эстрады, и высокопоставленных чиновников. Страшная катастрофа, унесшая несколько сотен жизней, — одна из самых масштабных трагедий в истории судоходства.

«Адмирал Нахимов» не всегда принадлежал СССР. Он был построен в 1925 году в Германии и носил название «Берлин». По комфорту он составлял настоящую конкуренцию превосходным английским трансатлантическим лайнерам. Всю Вторую мировую войну он использовался в качестве госпитального судна. В январе 1945 года «Берлин» под большой охраной подошел к Либаве (ныне Лиепая), чтобы взять на борт часть войск из окруженной немецкой курляндской группировки. Приняв войска, судно под усиленным двинулось конвоем в путь, однако было торпедировано советскими катерами. На траверзе порта Свинемюнде, в Померанской (ныне Поморской) бухте «Берлин», подорвавшись на собственном минном поле, получил пробоину и затонул. Поднят со дна он был только в 1947 году, капитально отремонтирован за счет репараций и получил новое имя — «Адмирал Нахимов».

Прежде чем подняться на борт, я прошел по причалу вдоль судна, внимательно рассматривая его корпус. Судно производило впечатление крепкого со­оружения с большим запасом прочности… Подняться на него можно было лишь по единственному узкому парадному трапу, укрепленному на кронштейнах на палубе «С» из открывавшейся амбразуры третьего класса… На прогулочной палубе я был приятно поражен размерами, особенно шириной закрытой веранды, на которой свободно могли разойтись две движущиеся «Волги». Апартаменты капитана располагались на шлюпочной палубе. Тут же были и штурманская и рулевая рубка, радиостанция и каюта начальника радиостанции…

Из воспоминаний Н. А. Соболева, первого капитана «Адмирала Нахимова»

Пассажиров «Адмирала Нахимова» поражало искренне радушие персонала и дорогое убранство парохода: стены, на которых красовались роскошные канделябры, были отделаны ценными породами дерева, повсюду лежало хорошее ковровое покрытие, причем на каждой палубе — своего цвета, в салонах висели дорогие картины на морскую тематику, бронзовые барельефы русских флотоводцев. Работали рестораны, бары, кинотеатр, парикмахерские, библиотека. Постоянно звучала негромкая мелодичная музыка, временами ее прерывали для того, чтобы сообщить нужную информацию.

Однако не все было так радужно. В первом же рейсе капитану стали жаловаться на плохую вентиляцию, духоту, отсутствие притока свежего воздуха. Пожарные заслонки постоянно падали, перекрывая вентиляцию. В каюты третьего класса воздух вообще не поступал — спустя некоторое время обнаружили, что воздух туда попросту не был подведен. Пассажиры задыхались, и им приходилось раскрывать настежь иллюминаторы — в результате при малейшем крене или небольшой волне вода захлестывала иллюминатор и попадала в каюту. Чтобы хоть как-то решить проблему, члены экипажа искусственно создавали по судну сквозняки. Окончательно же вопрос решился стараниями капитана в последующие два года — система вентиляции на судне модернизировалась, а через 10 лет судно было полностью кондиционировано и стало отвечать всем современным требованиям.

В 1977 году экипаж судна во главе с бессменным капитаном отпраздновали 20-летие безаварийного плавания. А в 1978 году капитан Соболев вынужден был покинуть судно по состоянию здоровья. В 1984 году капитаном «Адмирала Нахимова» стал 56-летний Вадим Георгиевич Марков, перешедший на пароход с линий загранплавания.

Вот как рассказывает о своих впечатлениях Николай Антонович Соболев:

«Мне не приходило в голову, что когда-нибудь придется ехать пассажиром на своем пароходе… Поселившись в «люксе», я попытался показать своим внукам, как надевать спасательные жилеты, но в установленном месте их не оказалось. Позвонил буфетчице капитана, обслуживающей «люкс». Наташа сразу пришла и показала жилеты. Позже, когда случилась катастрофа с пароходом «Адмирал Нахимов», жена вспомнила этот эпизод и спросила, почему, как только мы поселились, я сразу позаботился о жилетах?.. Подошло 8 июня — день поднятия флага, и я ожидал, что его будут отмечать. Мне хотелось встретиться с экипажем, поделиться своими воспоминаниями, ведь прошло двадцать восемь лет и многое уже стало историей. Утром ко мне пришли с цветами ветераны экипажа Валя Пархоменко и Зина Марчук, они помнили эту дату. С сожалением я услышал, что традиция отмечать судовой праздник давно не соблюдается. В портах я встречался со старыми знакомыми, совершал прогулки по прежним маршрутам, вспоминая о минувших днях. В середине рейса ко мне в каюту позвонил капитан В. Г. Марков. Он сказал, что по плану должна быть беседа с туристами о морском флоте и пароходе «Адмирал Нахимов», и предложил мне провести ее. Я с удовольствием согласился в надежде встретиться не только с туристами и дирекцией круиза, но, возможно, и с некоторыми членами экипажа. Пассажирский помощник капитана представил меня туристам, как первого капитана, продолжительное время проработавшего на судне и явившегося инициатором организации круизов, а сам тут же поспешил уйти. Не было ни дирекции круиза, ни кого-либо из членов экипажа. Я остался один с туристами. Как видно, никого из судовой администрации не интересовала беседа об истории судна и развитии круизов. Полтора часа продолжалась беседа, туристы задавали много вопросов, а в заключение встречи просили у меня автограф на открытках с изображением парохода «Адмирал Нахимов». В конце рейса я зашел к капитану В. Г. Маркову поблагодарить за гостеприимство и поинтересовался, нет ли у него ко мне вопросов относительно судна, его устройства и управления. Капитан сказал, что он судно знает и вопросов нет. Пригласил еще совершить путешествие… Это была последняя встреча с моим старым любимым пароходом. С чувством неопределенности и сожаления сошел я на берег…»

В роковой день 31 августа 1986 года пароход «Адмирал Нахимов», прибыв из Ялты, пришвартовался у пассажирского 34-го причала в Новороссийске. Судно простояло в порту до вечера и, в 22 часа, приняв пассажиров, отошло от причальной стенки. На борту, по официальной версии, находилось 1243 человека: 346 членов экипажа и 897 пассажиров.

Во время разворота судна в акватории порта, капитан Марков запросил по УКВ у поста регулирования движения судов (ПРДС) информацию об обстановке на створах и на рейде. Пост ответил, что на пути судна и на рейде движения в настоящее время нет, единственное судно, которое подходит со стороны Босфора, — сухогруз «Петр Васев», следующий в порт под выгрузку канадского ячменя (он предупрежден о выходе пассажирского парохода и обещал пропустить его на выходе из бухты). Пароход прошел ворота порта, вышел на курс 154,2 и стал следовать по направлению к буям Пенайских банок, которые находились на выходе из бухты. Постепенно набирая обороты, «Адмирал Нахимов» шел со средней скоростью около 9 узлов.

Сухогруз «Петр Васев» приближался к порту Новороссийск со скоростью 11,5 узла. В 21 час 30 минут на мостик поднялся капитан В. И. Ткаченко и принял управление на себя. На мостике в это время также находился третий помощник капитана П. Зубюк. Ткаченко передал станции Новороссийск-17 (ПРДС) и Новороссийск-5 (портнадзор) информацию о судозаходе и подтвердил, что уступит дорогу «Адмиралу Нахимову». Позже Ткаченко подтвердил ту же информацию вахтенному второму помощнику капитана парохода А. Чудновскому. «Адмирал Нахимов» и «Петр Васев» вели переговоры по УКВ и договорились разойтись на выходе правыми бортами.

В 23 часа капитан парохода В. Марков, задав обороты и курс судна 160 градусов, покинул мостик, оставив старшим вахтенного второго помощника, А. Чудновского. Кроме него на мостике парохода находились матросы Е. Смирнов, Ю. Вышаренко, Р. Фахретдинов.

Александр Чудновский постоянно вел визуальное наблюдение за приближающимся по правому борту сухогрузом. Минут через пять, обнаружив опасное сближение судов, Чудновский вышел на связь с «Пет­ром Васевым», еще раз уточнил порядок расхождения и получил подтверждение, что «Петр Васев» пропускает пароход «Адмирал Нахимов».

Третий помощник капитана П. Зубюк, наблюдая огни парохода визуально, неоднократно говорил капитану, что машина переведена в маневренный режим, а пеленг на «Адмирала Нахимова» практически не меняется, что говорит об угрозе столкновения. Свои доклады Зубюк одновременно записывал в бортовой журнал. И уже после столкновения капитан Ткаченко стер показания в бортжурнале, вписал новые и нажал на Зубюка, чтобы тот согласился с измененными данными, но тот отказался. Ткаченко, передоверившись показаниям САРП, который на мониторе показывал благополучное расхождение, на замечания своего помощника не обращал внимания. Лишь под действием настойчивых просьб с «Адмирала Нахимова» он поднял глаза и увидел, что его судно на полном ходу идет прямо на пассажирский пароход. Через некоторое время Ткаченко стал отдавать команды в машинное отделение — сначала «средний вперед», «малый вперед», «стоп» и сразу «полный назад». Несмотря на то что гребной винт уже работал на задний ход, сухогруз сохранял прежние параметры движения, следуя на опасное сближение с пароходом «Адмирал Нахимов».

На мостике «Адмирала Нахимова» А. Чудновский приказал изменить курс судна сначала на 5 градусов влево, потом еще на 5 градусов, потом еще на 10 градусов, таким образом пытаясь уклониться от надвигающегося на него «Петра Васева». Чудновский отдал команду «Лево на борт!», одновременно по УКВ прокричал «Петру Васеву»: «Работать немедленно назад!» Рулевой только успел переложить руль лево на борт, как произошло столкновение. Это случилось в 23 часа 12 минут.

Услышав три гудка и предположив, что подавать их может только «Петр Васев», капитан Марков посмотрел в иллюминатор, но судна справа не увидел. Однако, предчувствуя недоброе, решил подняться на мостик и выяснить обстановку. Удар сухогруза застал его по пути наверх. Оказавшись на мостике, капитан Марков отдал команду «Лево на борт!» с целью выбросить судно на мелководье, однако рулевой доложил, что судно не слушается. В Пароход обесточился. Капитан, не имея возможности передать общесудовой сигнал тревоги и сигнал «SOS» по радио, приказал голосом объявлять по судну «шлюпочную тревогу».

«Петр Васев», успев погасить скорость лишь до 5 узлов, вошел в середину правого борта парохода под углом 110°. В подводной части балкер вошел своей выступающей частью, бульбом, в корпус «Адмирала Нахимова» на несколько метров в районе переборки между машинным и котельным отделением. «Адмирал Нахимов» продолжал по инерции двигаться вперед, разворачивая сухогруз и тем самым увеличивая размер пробоины в правом борту, которая, по оценке экспертов, после расцепления судов составила около 80 квадратных метров.

Пароход стал валиться на правый борт. Людей охватила паника. Через короткий промежуток времени запустился аварийный дизель-генератовр (АДГ) на шлюпочной палубе — заработало аварийное освещение, которое работало всего две минуты. Эти минуты стали спасительными для многих пассажиров.

«Адмирал Нахимов» тонул толчками. Крен на правый борт уже был около 45 градусов. Люди хватались за леера и за все, за что только можно было ухватиться. Кто-то перелезал на левый борт и по нему сползал в воду. Многие оказались заблокированными в каютах. С тонущего парохода матросам удалось сбросить большинство надувных спасательных плотов, которые стали единственными средствами спасения для утопающих. Через семь минут после столкновения, имея крен на правый борт около 60 градусов, «Адмирал Нахимов» полностью ушел под воду.

Второй помощник капитана Александр Чудновский, который управлял судном в момент столкновения, вынес себе смертный приговор сам: понимая, что судно обречено, он спустился в свою каюту и закрыл дверь на ключ.

В это время из порта навстречу «Петру Васеву» шел лоцманский катер «ЛК-90» с лоцманом М. Карповым для проводки сухогруза к причалу. Увидев накренившийся на правый борт пароход, капитан катера О. Лях прокричал в эфир: «„Нахимов«лег на борт!» В 23 часа 35 минут «ЛК-90» подошел к месту катастрофы и приступил к спасению людей, одновременно передав по радио, что понадобятся буксиры и спасательные катера.

О столкновении судов было немедленно доложено капитану порта Г. Л. Попову, который тут же по телефону отдал указание всем плавсредствам следовать в район аварии для спасения людей. Первыми снялись буксиры портофлота, рейдовые катера, малые пассажирские катера, пассажирские суда на подводных крыльях «Комета». Одновременно команда сниматься и следовать в район катастрофы поступила на пограничные катера.

«ЛК-90» к тому времени принял на борт со значительным перегрузом около 118 человек. Часть пассажиров позже были пересажены на другие подоспевшие суда.

Сигнал тревоги прозвучал и в Новороссийском высшем инженерно-морском училище. Курсанты немедленно вышли в море на ялах, едва выгребая против ветра.

Всего в спасательной операции приняло участие 64 плавединицы.

Команда спасать людей была отдана и сухогрузу «Петр Васев». Капитан Ткаченко приказал следовать в район аварии малым ходом. Ветер к тому времени разогнал волну до высоты в 2 метра. Пострадавших людей ветром и течением стало относить прямо на сухогруз и через некоторое время по обоим бортам плавало несколько десятков человек. Ткаченко приказал спустить на воду весельную шлюпку и мотобот, а также опустить парадный трап для приема пострадавших на борт. Однако парадный трап заклинило и его спустить не удалось. Всего за ночь экипажем сухо­груза было поднято 36 уцелевших пассажиров и один погибший.

Пострадавших людей доставляли на 34-й причал, к морвокзалу, где уже находились бригады «скорой помощи» и милиция. Каждый прибывший проходил регистрацию. Однако у многих спасенных людей в море остались родственники, друзья. Люди толпились возле стеклянной стены морвокзала, не отрывая взглядов от места катастрофы.

При крушении «Адмирала Нахимова» погибло 423 из 1234 человек. Найти и поднять на поверхность удалось не всех. 64 человека навсегда остались под водой.

Из Москвы была направлена правительственная комиссия во главе с первым зампредом Совета министров СССР Гейдаром Алиевым. Украинскую группу возглавлял секретарь ЦК Компартии Украины Яков Погребняк. Для расследования причин катастрофы из Москвы прибыла группа из пятидесяти человек, в том числе несколько следователей прокуратуры и заместителей председателя КГБ, замминистра внутренних дел, министры морского флота, транспорта и торговли, ответственные работники ЦК и других ведомств.

1 сентября 1986 года на месте катастрофы начали работали водолазы. Чтобы проникнуть внутрь парохода, в борту пришлось вырезать отверстия. Судно легло на грунт почти полностью на правый борт. Продольные коридоры превратились в узкие лазы, поперечные — в шахты. Повсюду была разбросана мебель, в коридорах образовались целые завалы из ковровых покрытий, мебели и человеческих тел. Большинство дверей кают заклинило.

В 1987 году, к первой годовщине трагедии, на мысе Дооб был сооружен памятный знак в память погибшего парохода и его пассажиров. Ежегодно 31 августа на место катастрофы приходит катер с родственниками погибших. Они опускают на воду венок и бросают цветы.

10 сентября, работая в помещениях затонувшего судна, погиб военный водолаз. 19 сентября попал в завал и не смог самостоятельно выбраться второй водолаз. После этого поисковые работы на затонувшем пароходе «Адмирал Нахимов» решением правительственной комиссии было решено прекратить.

В 2006 году, в двадцатую годовщину гибели судна, на борту затонувшего судна закреплен освященный деревянный крест и служителем Свято-Успенского храма Новороссийска отцом Алексеем было совершено заупокойное богослужение. Отец Алексей стал первым и единственным в мире священником, совершившим поминальную службу под водой

В марте 1987 года в Одессе состоялся суд над капитанами Марковым и Ткаченко. Обоих признали виновными, капитана Маркова осудили на четыре года лишения свободы, а капитана Ткаченко — на десять. В 1992 году указами президентов Украины и России оба капитана были помилованы и выпущены на свободу.

Минимум четыре из семи кораблей, ранее носившие имя Нахимова, терпели крушения. В 1897 году грузовой пароход «Нахимов» затонул у берегов Турции. Во время Цусимского сражения в 1905 году японцы потопили броненосный крейсер «Адмирал Нахимов». Советский легкий крейсер «Червона Украина» (оригинальное название — «Адмирал Нахимов») был потоплен в 1941 году. Существует легенда, согласно которой это происходит потому, что адмирал Нахимов затопил собственный Черноморский флот во время Крымской войны.

Виктор Ткаченко, сменив фамилию на фамилию жены — Тальор, переехал на постоянное место жи­тельства в Израиль. В сентябре 2003 года яхта под его командованием потерпела крушение вблизи Ньюфаундленда. Позже останки яхты и погибших людей, в том числе капитана, нашли у берегов Канады.

Среди пассажиров в том трагическом рейсе были начальник управления КГБ по Одесской области генерал-майор А. Крикунов и его семья (они прибыли к отходу судна с опозданием, что явилось причиной десятиминутной задержки при отшвартовке). Все они погибли в каюте-люкс № 9, находившейся на верхней палубе А с правого борта. Для того чтобы спастись, необходимо было пре­одолеть несколько метров от двери каюты до борта судна.

Капитан Вадим Марков остался жить в Одессе, работал капитаном-наставником на пассажирских судах. После продолжительной болезни в 2007 году он скончался.

На последний рейс «Адмирала Нахимова» опоздали Лев Лещенко и Владимир Винокур, у которых «затянулась» дегустация в Абрау-Дюрсо.

Пароход «Адмирал Нахимов» до сих пор лежит на глубине 47 метров в Цемесской бухте. Экологической и навигационной опасности судно не представляет. Проектов судоподъема в настоящее время не существует.

В Павлограде в честь одной из геройски погибших бортпроводниц парохода, Татьяны Федоровой, названа улица.

Похожие материалы:

© Все права защищены. Любое использование материалов с этого сайта только с письменного разрешения и с использованием работающей гиперссылки на сайт NewsTex - новости технологий и науки

Категория: История техники | Добавил: newstex (29.07.2015)
Просмотров: 763 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Форма входа

Новости техники и науки
Поиск
Друзья сайта
Rambler's Top100

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz